Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал новые разъяснения по вопросам уголовной ответственности за мошенничество, присвоение и растрату

Пленум Верховного Суда Российской Федерации  от 30 ноября 2017 года № 48  «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» дал новые разъяснения по вопросам уголовной ответственности за мошенничество, присвоение и растрату, в том числе в связи с включением в УК РФ статей, предусматривающих ответственность за мошенничество в сфере кредитования, при получении выплат, с использованием платежных карт, в сфере страхования и компьютерной информации.

В частности, изложено:

– в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него;

– если в результате мошенничества гражданин лишился права на жилое помещение, то действия виновного надлежит квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и/или использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания;

– мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, признается уголовно наказуемым, если это деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере десяти тысяч рублей и более;

– обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в представлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено кредитором в качестве условия для предоставления кредита (например, сведения о месте работы, доходах, финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, наличии непогашенной кредиторской задолженности, об имуществе, являющемся предметом залога);

– вмешательством в функционирование средств хранения, обработки либо передачи компьютерной информации, информационно-телекоммуникационных сетей признается целенаправленное воздействие программных или программно-аппаратных средств на серверы, компьютеры, в том числе переносные (портативные), смартфоны, снабженные соответствующим программным обеспечением, или на информационно-телекоммуникационные сети, которое нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации, что позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

Подчеркивается, что при хищении безналичных средств преступление окончено с момента изъятия средств с банковского счета или электронных денег, в результате которого владельцу причинен ущерб.

Если лицо похитило безналичные средства, воспользовавшись конфиденциальной информацией, переданной ему самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, содеянное квалифицируется как кража.

Также кражей считаются и действия того, кто тайно либо путем обмана воспользовался телефоном потерпевшего, подключенным к «мобильному банку», или авторизовался в системе интернет-платежей под известными ему чужими данными. Но только в том случае, если он не оказывал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети.

Признано утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года № 51.